Кто финансирует проекты Кремля и лично Владимира Путина

В финансировании масштабных проектов Кремля и лично Владимира Путина — от строительства его дворцов до войны с Украиной — принимают участие полтора десятка российских олигархов. Более других в этом преуспели Геннадий Тимченко, Юрий Ковальчук и братья Ротенберги.

В маленьком, но очень богатом европейском государстве Монако уже четвертый год продолжается судебный процесс против Дмитрия Рыболовлева — экс-акционера компании Уралкалий, владельца футбольного клуба Монако и одного из богатейших россиян с состоянием $ 6,7 млрд. Бизнесмен обвиняется в «торговле влиянием» в рамках крупнейшего в истории княжества коррупционного дела, которое в западной прессе получило название Монакогейт.

Еще в 2015‑м Рыболовлев запустил серию юридических атак против своего арт-дилера Ива Бувье, обвиняя того в мошенничестве, однако проиграл дело. Тем временем прокуроры Монако заинтересовались самим миллиардером, заподозрив его в коррумпировании местных министров, офицеров полиции и представителей судебной власти, чтобы поквитаться с Бувье.

«Деятельность Рыболовлева подрывает верховенство закона во многих западных юрисдикциях», — утверждает Илья Заславский, в прошлом российский политик, а ныне исследователь американской неправительственной организации Free Russia Foundation и член британского аналитического центра Chatham House. При этом, добавляет он, миллиардер давно поддерживает тесные связи с Кремлем и российскими службами безопасности.

В апреле 2021 года Заславский опубликовал доклад с говорящим названием Какие кремлегархи должны попасть под санкции администрации Байдена? Исследователь трансформировал привычный термин «олигархи», поясняя, что, в отличие от владеющих собственным капиталом и реальным частным бизнесом олигархов, кремлегархи — лишь с виду состоятельные бизнесмены, которые на самом деле полностью зависят от Кремля.

Читайте также: В России деньги из резервного фонда получат госкорпорации и олигархи

Помимо Рыболовлева в списке Заславского значатся сооснователь Альфа-групп Михаил Фридман и его бизнес-партнер Петр Авен, совладелец компании Русснефть Михаил Гуцериев и сооснователь инвестиционной компании Тройка Диалог Рубен Варданян. По мнению исследователя, эти лица «глубоко вовлечены в инфраструктуру Кремля, призванную вредить Соединенным Штатам и их союзникам».

Практически все эти россияне входят в так называемый кремлевский список — отчет о политиках и крупных бизнесменах, имеющих связи с президентом Владимиром Путиным, который Министерство финансов США опубликовало в 2018 году. К таким олигархам ведомство относит 96 россиян, включая девятерых из первой десятки самых богатых по последней версии Forbes. Сам кремлевский список не является санкционным, но многие его фигуранты в разное время уже попадали под ограничения со стороны Вашингтона.

Санкции вредят бизнесу, что подталкивает российских бизнесменов публично отмежевываться от Кремля. Так, в мае 2021 года появилась информация про иски о клевете, которые подали в лондонские суды Роман Абрамович, Михаил Фридман, Петр Авен и российский строительный магнат Шалва Чигиринский против Кэтрин Белтон, журналистки и автора опубликованной год назад книги Люди Путина: как КГБ вернул себе Россию, а затем взялся за Запад. В своей книге британка среди прочего описывает, как российский бизнес служит режиму Путина.

Конечно, миллиардерам не хочется, чтобы их связывали с Путиным, рассуждает российский политолог и публицист Федор Крашенинников. Однако это не значит, что на самом деле они не имеют к нему никакого отношения.

ЧИТАЙТЕ ТАКОЖ:  Невиданный грабеж! Кенес Ракишев получит 6 миллиардов за счёт народа Казахстана

«Все богатые люди в России связаны с властью и так или иначе выполняют распоряжения Путина», — подчеркивает он.

Кто финансирует проекты Кремля и лично Владимира ПутинаКто финансирует проекты Кремля и лично Владимира ПутинаКто финансирует проекты Кремля и лично Владимира ПутинаКто финансирует проекты Кремля и лично Владимира ПутинаКто финансирует проекты Кремля и лично Владимира ПутинаКто финансирует проекты Кремля и лично Владимира ПутинаКто финансирует проекты Кремля и лично Владимира ПутинаКто финансирует проекты Кремля и лично Владимира Путина

Корпорация Россия

Биография Евгения Пригожина, 60‑летнего уроженца Ленинграда, которого нередко называют «поваром Путина», выглядит впечатляюще. Отсидев девять лет в тюрьме за мошенничество и вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией, в начале 1990‑х он создал в родном городе сеть по продаже хот-догов, а затем открыл самый модный в Санкт-Петербурге ресторан. Там он не раз обслуживал президента Путина и вскоре начал получать многомиллиардные государственные контракты. Именно его считают главным спонсором фабрики троллей и частной военной компании Вагнера.

«Пригожину позволено воровать бюджетные деньги, и за это он выполняет важные для Путина функции: содержит фабрику троллей, занимается преследованием оппозиции, финансирует ЧВК Вагнера, — так это работает», — поясняет Крашенинников.

По мнению Андрея Колесникова, руководителя программы Российская внутренняя политика и политические институты Московского центра Карнеги, олигархи имеют огромное значение для Кремля.

«Российская система — это система госкапитализма, где власть и собственность тождественны, — поясняет он. — Ключевые чиновники и являются главными олигархами, и главный из них — Путин, который управляет страной как своей собственной корпорацией».

При этом Колесников разделяет российских олигархов на две волны. К первой он относит тех, кто построил свои бизнес-империи до начала правления Путина: Олег Дерипаска, Виктор Вексельберг, Михаил Фридман, Петр Авен, Роман Абрамович, Алишер Усманов и другие. Они глубоко интегрированы в международный бизнес и стремятся сохранить эту крепкую связь, подчеркивает эксперт.

Вторую волну представляют управляющие компаниями, которые имеют размытую форму собственности и, по сути, являются частью государства. В их числе Игорь Сечин, братья Ротенберги, Сергей Чемезов, Геннадий Тимченко, Юрий Ковальчук, Алексей Миллер, Николай и Кирилл Шамаловы, Владимир Якунин и Евгений Пригожин.

«Главные олигархи — это олигархи второй волны, путинские друзья и портфеленосцы», — убежден Колесников.

Впрочем, по мнению Крашенинникова, в случае России понятие «олигархи» вообще не слишком уместно. Ведь этим термином обозначают богатого человека, влияющего на власть. «Россией управляют не какие‑то закулисные богатеи, а хунта кагэбэшников, — подчеркивает политолог. — Многие из них стали миллиардерами, но вовсе не являются олигархами — они прежде всего друзья Путина».

Например, Игорь Сечин — бывший помощник Путина, который работал под его руководством еще с начала 1990‑х, а в 2012‑м был назначен главой крупнейшей нефтяной компании страны Роснефть. В списке самых влиятельных россиян, который в 2018 году составил российский журнал Forbes, Сечин занял четвертое место, уступив лишь самому президенту РФ, главе Сбербанка России Герману Грефу и руководителю Газпрома Алексею Миллеру. Тогда же его состояние издание оценило почти в $ 100 млн.

«Если бы Путин не был президентом, Сечин никогда бы не был настолько богатым и уж тем более настолько влиятельным», — констатирует Крашенинников.

Кто финансирует проекты Кремля и лично Владимира Путина
Проработав под началом Владимира Путина не один десяток лет, Игорь Сечин возглавил крупнейшую нефтяную компанию страны и вошел в топ-5 самых влиятельных россиян

Еще один старый друг Путина — Юрий Ковальчук, который в 1990‑х годах вместе с нынешним главой Кремля был участником дачного кооператива Озеро. Сегодня он является основным акционером банка Россия и Национальной медиагруппы (НМГ) и занимает 47‑ю строчку в рейтинге богатейших бизнесменов Forbes с состоянием $ 3,3 млрд. В российском расследовательском интернет-издании Проект кроме телеканалов Первый и СТС, газеты Известия и ряда других медиа, которые входят в НМГ, с Ковальчуком также связывают телеканалы НТВ и ТНТ, радиостанцию Эхо Москвы и информагентство ТАСС.

ЧИТАЙТЕ ТАКОЖ:  Андрей Гриненко - что аферист и вечный банкрот забыл в Офисе президента?

«Ковальчук контролирует основные телеканалы и, как считается, является одним из главных идеологов и пропагандистов путинского режима», — комментирует Сергей Алексашенко, российский экономист, в прошлом заместитель главы Центробанка РФ.

Именно он, по мнению эксперта, единственный среди российских миллиардеров обладает реальным влиянием. Но в целом Путин слабо поддается влиянию и, хотя и общается со многими олигархами, тщательно проверяет получаемую от них информацию, замечает экономист.

«Один из принципов путинского режима состоит в том, что никто не остается слишком влиятельным надолго», — дополняет его Эдвард Лукас, британский журналист и публицист, старший научный сотрудник Центра анализа европейской политики (CEPA).

По его мнению, олигархи в России выполняют одновременно несколько функций: руководят своими бизнесами — крупными промышленными конгломератами, добывающими компаниями, железными дорогами и другими крупными активами, — помогают воплощать экономические планы Кремля и служат для него черной кассой, из которой поступают деньги на особые проекты.

Так, например, в расследовании Фонда борьбы с коррупцией Дворец для Путина российский оппозиционер Алексей Навальный раскрывает схему финансирования роскошного комплекса на побережье Черного моря, построенного предположительно для главы Кремля. Среди спонсоров возведения самого дорогого частного дома страны стоимостью 100 млрд рублей ($ 1,4 млрд) он называет Сечина, Ковальчука, Тимченко и других участников бизнес-окружения Путина.

Читайте также: Олигархи и дети директоров: Мальта раскрыла новых владельцев “золотых паспортов” из России

Средства из черной кассы Кремля идут и на еще более масштабные проекты Москвы — вой­ну в Украине, финансирование движений против истеблишмента на Западе и коррумпирование европейской и американской элиты, перечисляет в своей книге Белтон.

«Война в Украине, которая забрала жизни более 13 тыс. человек и стала существенным кризисом для Запада, никогда бы не произошла без черного кеша из России, — пишет журналистка. — Какая‑то его часть была элементом сложных схем по отмыванию денег, другая часть — просто воровством».

Белтон также приводит примеры того, как Кремль использует российских олигархов и их деньги для расширения своего влияния за рубежом. Например, описывает, как Роман Абрамович и его экс-супруга принимали в своем дорогом нью-йоркском особняке дочь президента Трампа Иванку и ее мужа Джареда Кушнера с братом.

«Мне точно известно, что Путин послал туда [в Нью-Йорк] Абрамовича, чтобы продолжать выстраивать влияние», — цитирует Белтон близкого к олигарху человека.

Цена лояльности

Большинство российских долларовых миллиардеров выступают для Кремля «временно управляющими» теми или иными активами, резюмирует Алексашенко. Они могут свободно распоряжаться своими финансовыми ресурсами, но при этом должны соблюдать правила: не финансировать оппозицию, не покупать крупные активы за границей и не продавать свои активы без разрешения Кремля.

ЧИТАЙТЕ ТАКОЖ:  С помощью хаоса Москва хочет вернуть под свой контроль все постсоветское пространство

«Если они станут вести себя неправильно, то их может ждать судьба Ходорковского», — продолжает мысль Крашенинников, напоминая историю мажоритарного акционера некогда крупнейшей нефтяной компании России ЮКОС, активы которой достались госпредприятию Роснефть во главе с Сечиным, тогда как сам Ходорковский на 10 лет отправился за решетку.

Одно из таких правил иллюстрирует история с покупкой футбольного клуба английской Премьер-лиги Челси. В 2003 году Абрамович приобрел Челси за 140 млн фунтов стерлингов, что на тот момент составляло около $ 223 млн, и, как утверждает в своей книге Белтон, распоряжение о покупке ему дал именно Путин. Об этом журналистке рассказал изгнанный из России миллиардер Сергей Пугачев.

Кто финансирует проекты Кремля и лично Владимира Путина
Распоряжение купить футбольный клуб Челси Роман Абрамович (второй слева) мог получить из Кремля, где зарубежные активы привыкли использовать как инструмент мягкой силы

За последние полгода призывы к введению санкций против Абрамовича как одного из самых близких к Путину людей звучали от российского оппозиционера Алексея Навального, депутатов британского парламента и американских сенаторов, но пока не привели к каким‑либо действиям. Тем временем другие российские бизнесмены — владельцы глобальных компаний, которые уже находятся под санкциями, испытывают немало не­удобств, отмечает Лукас.

«Для олигархов они создают не смертельные, но серьезные проблемы», — соглашается с ним Крашенинников.

Персональные санкции, которые США и Европейский союз вводят против российских олигархов, как правило, оборачиваются для них запретом на въезд в эти регионы, замораживанием зарегистрированных там активов, а также предусматривают наказания для западных банков и других организаций за сотрудничество с подсанкционными лицами. Причем страдать от таких ограничений может не только бизнес, но и личная жизнь богачей.

Так, после введения в 2018 году санкций против Виктора Вексельберга, владельца финансово-промышленной группы Ренова с состоянием $ 9 млрд, тот пожаловался в интервью американской газете Financial Times, что из‑за запрета на въезд в США не может посетить свою дочь и внука, которые живут в Нью-Йорке.

Вот уже более трех лет персональные санкции действуют и против Олега Дерипаски — одного из фигурантов расследования специального прокурора США Роберта Мюллера о российском вмешательстве в американские выборы в 2016 году. Его компания Русал вначале тоже оказалась под санкциями, но уже через 10 месяцев была от них освобождена. Выяснилось, что блокировка российского гиганта, который производит 6 % всего алюминия в мире, ведет к резкому росту мировых цен на этот металл.

В итоге американцы предложили вычеркнуть Русал из санкционного списка в обмен на снижение доли Дерипаски в этом бизнесе ниже контрольной. Миллиардер согласился. Правда, в конце 2020 года американское агентство Блумберг сообщило со ссылкой на европейских чиновников, что Дерипаска нарушает договоренность и продолжает управлять Русалом, при этом используя свою компанию для продвижения интересов Кремля. И хотя его состояние с более $ 5 млрд в 2017 году сократилось до $ 3,8 млрд в 2020‑м, он по‑прежнему остается в списке 40 богатейших бизнесменов России.

«Санкции плохо влияют на российских олигархов, но у очень богатых людей очень большие возможности», — комментирует Крашенинников. Правда, политолог все же верит: когда российским олигархам придется заплатить по‑настоящему большую цену за свою лояльность к Путину, это может подвигнуть их на активные действия по избавлению от него.

Анна Павленко

 

 

Posted on

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *